Горный Алтай - ГорныйАлтай.Ru
Горный Алтай: Заброска и доставка туристов
Джип-Туры по Горному Алтаю
Рунические памятники
Категория: Горный Алтай: Музеи и памятники | Автор: Wanderer | 21 июня 2007

Обновлено: 3.07.2007 - 19:51

Увеличить (96.76 Kb)

За последние годы на Алтае открыты еще два. Один из них, расположенный на Средней Катуни у ручья Карбаи, в 1988 г. почти одновременно эстампировали В.Н. Един и Е.П. Маточкии (Елин, 1990, с. 175, рис. 16; Маточкин, 1990, с. 153). Руническая надпись в две строки (21 знак) переведена и опубликована (Кляшторный, Маточкин, 1991, с. 65-67). Вторая короткая надпись, также из двух строк (около 20 знаков), открыта Е.П. Маточкииым в местности Теке-Туру при прохождении в 1989-1990 гг. разведочного маршрута Коксу-Карагем-Аргут. Ее перевод также осуществлен С.Г. Кляшторным, а публикация готовится к печати.


Таким образом, поиски и систематика древнетюркской эпиграфики Алтая весьма перспективны. Сейчас обрабатывается находка из школьного музея с. Купчигень, представляющая собой узкую костяную пластину с надписью в несколько знаков (найдена учителем В.О. Моносовым). Настоятельно требует нового изучения текст на каменной плитке, обнаруженной В.Д. Кубаревым в 1980 г. в школьном музее с. Кокоря (Кош-Агачский район). Знаки на этой плитке очень похожи на буквы древнегреческого алфавита или даже на знаки малоазийских алфавитов. Прорисовка надписи, данная в статье В.М. Наделяева (1981), оказалась неточной и до сегодняшнего дня не переведена. Ориентиром для будущих исследователей могут послужить пока непроверенные сведения о рунических надписях в различных районах Алтая: надпись в окрестностях с. Кокоря (информатор Л.М. Чевалков); надпись близ с. Инегень (Ю.Т. Мамадаков); надпись у с. Боочи (А.С. Васютин); надписи у с. Бешозек, на р. Песчаной (В.Н. Един, Д.Д. Васильев); надпись у с. Усть-Кан (В.Н. Един, В.И. Молодин); надпись на отдельном камне ниже дер. Сибирячихи (Б.Х. Кадиков); и другие.


Итак, Алтай выдвинулся на одно из первых мест среди регионов древнетюркской эпиграфики, что собственно не вызывает удивления, так как Алтай известен как прародина древних тюркских народов. И блестящие открытия в этой области еще ждут своих исследователей.


Особенно целенаправленными и результативными были исследования Алтайского отряда ИИФФ СО АН СССР по изучению петроглифов Чуйской степи. Заново открытые в 1968 году наскальные рисунки в долинах рек Елангаша (Дьалангаша) и Ак-Кола (правый приток р. Ча-ган-Узуна) на много лет вперед определили исследовательские планы отряда. Масштабы предстоявших работ вряд ли могли тогда представить, стоявшие у истоков этого крупного научного мероприятия академик А.П. Окладников и один из первых руководителей отряда этнограф Е.М. Тощакова. Но уже первые экспедиции 1968-1969 гг. определили, что "поля камней с рисунками" протянулись на 15 км по обоим берегам р. Елангаш (Тощакова, 1970, с. 119). Итогом одиннадцати полевых сезонов (1969-1979 гг.) стало издание пяти сводных монографий, в которые вошло 14 тыс. скопированных рисунков.( Еще 15 тыс. рисунков Елангаша ,хранящиеся в фондах Института этнографии (Санкт-Пепербург) ждут своей публикации (Окладников и др., 1979; 1980; 1981;1982; Окладникова, 19856). И это при том, что петроглифы Елангаша обработаны не полностью, - остались не зафиксированными наскальные рисунки на большей части правого берега реки, а также в нижнем течении. В работах всех экспедиций на Елангаше принимал непосредственное участие и В.Д. Кубарев, кстати, открывший вполне самостоятельное местонахождение рисунков в истоках р. Елангаш (1972). Изучение петроглифов занимало значительное место и в дальнейших полевых работах этого исследователя. Возглавляемый им Восточно-Алтайский отряд ИИФФ СО АН СССР, начиная с 1968 г. ежегодно обследовал многие известные местонахождения и открывал новые. За прошедшие два десятилетия сотрудниками отряда на Алтае открыто более 30 пунктов с наскальными рисунками. Итоги этих работ суммированы в двух сводных статьях, посвященных и другим археологическим памятникам Кош-Агачского района (Кубарев, 1980а, с. 69-91; 19886, с. 107-144). Информация о новых петроглифах также регулярно публиковалась в ежегоднике "Археологические открытия" (Кубарев, 1976, с. 255; 1976, с.211; 19806, с.212-213; 1981, с.188; 1983, с. 205; 19846, с. 209; 1986а, с. 183; 19876, с. 250-251). Все другие данные о петроглифах Алтая, не опубликованные в печати, но зафиксированные в полевых отчетах В.Д. Кубарева, помещены в данной статье.


В составе Восточно-Алтайского отряда также работало несколько разведывательных групп, специально занимавшихся поисками новых петроглифов и "ревизией" известных местонахождений. В.А. Кочеев в 1982 г. прошел маршруты от с. Улагана до Телецкого озера (по левому берегу р. Чулышмана). От с. Кату-Ярык до с. Коо им зафиксированы различные археологические объекты, в том числе небольшие скопления петроглифов ( Суразаков, 1983, с. 165).


Начиная с 1985 года в составе отряда ежегодно работает Е.П. Маточкин. Его самостоятельные разведочные маршруты по Алтаю в основном нацелены на поиски новых наскальных рисунков и обследование уже опубликованных. Первая же его поездка в марте 1985 г. на известную турочакскую писаницу (Окладников, Молодин, 1978, с. 11-21) была весьма успешной. В 7 км от Турочака, вверх по р. Бие, на ее правом берегу Е.П. Маточкиным открыты еще три рисунка, выполненные красной минеральной краской. Это крупные (более 0,5м) изображения быка, лосихи и личины на естественном выступе в форме головы человека. Новые рисунки дают основание для пересмотра даты Турочакской писаницы (Маточкин, 1986, с. 20-23) Рисунки в статье на с. 21 даны в зеркальном виде, т.е. изображения животных на скалах Турочака ориентированы вправо. Поэтому в данной работе эти изображения публикуются второй раз. В.И. Молодин, обследовавший в 1991 г. новое местонахождение, пришел к аналогичному выводу и согласился с отнесением изображений Турочакской писаницы к эпохе бронзы (Молодин, Маточкин, в печати). В полевые сезоны 1985-1989 гг. Е.П. Маточкин работал над петроглифами известного грота Куплю, открытого в 1939 г. В.И. Шемелевым (Хороших, 1947, с. 30) и расположенного на р. Кучурле, близ устья р. Куйлю. На каменных сводах грота им обнаружено около 70 выбитых рисунков, а также пять многофигурных сюжетных композиций (Маточкин, 1988, с. 80-81). Еще одна публикация Е.П. Маточкина о петроглифах Куйлю (19906, с. 35-53) носит скорее искусствоведческий характер, а развернутая интерпретация рисунков вызвала критические замечания некоторых археологов. Положительным моментом в исследованиях Е.П. Маточкина является то, что он своими статьями привлек внимание специалистов. Уже в 1987 г. у грота Куйлю были начаты планомерные раскопки культурных отложений, в которых были выявлены четыре слоя (от энеолита до раннего средневековья). Заново копировались и рисунки (Деревянко, Молодин, 1991, с. 3-7).


В 1986 году Е.П. Маточкиным также открыто небольшое скопление рисунков на Черной Речке, приблизительно в 7 км от Куйлю вниз по р. Кучурле (1990в, с. 158-161). В том же году он обследовал петроглифы руч. Карбан, более основательно изучив памятник в 1988-1990 годах. Особое внимание при этом уделялось петроглифам древнетюркского времени, пропущенных Е.А. Окладниковой (Маточкин, 1990а, с. 150-161). В 1987 г. Е.П. Маточкин открыл рисунки в пещере Татарка, а в следующем 1988 г. обработал и подготовил к публикации петроглифы ручья Чичкеши, правого притока Катуни (Шебалинский район). В полевые сезоны 1989-1990 гг.. Е.П. Маточкиным пройден маршрут Коксу-Карагем-Аргут. Обследовано известное местонахождение в приустьевой части Карагема (пр. приток Аргута), на правом берегу у моста (Кубарев, 1980а, с. 79), а также два новых пункта с петроглифами. Один из них открыт рядом с зимней стоянкой Теке-Туру, на правом берегу р. Аргут, ниже моста (переправа Кеме-Кечу). Рисунки найдены на нескольких крупных плитах, расположенных вдоль скал. Среди них выделяется большое ( 2 м) изображение фантастического существа. Второй комплекс обнаружен на левом берегу р. Аргут, в боковом ущелье Джюрамал. Рисунков немного. Они нанесены на отдельных плитах и фризом вдоль скал, на высоте около 2-х м. В основном это изображения животных. Е.П. Маточкин продолжает также исследования петроглифов на Средней Катуни. Вместе с другими сотрудниками Восточно-Алтайского отряда ИИФФ СО АН СССР в 1988-1989 гг. он также обследовал долину Катуни в зоне затопления предполагаемого строительства Катунской ГЭС (Кубарев, 19906, с. 11), повторив этот же маршрут в 1991 году, включая обследование рисунков Салджара и Бош-Туу.


Начиная с 1970-х годов на Алтай организуются комплексные экспедиции различных вузов страны. Особенно активно вели полевые исследования археологи университетов г. Ленинграда, г. Барнаула, г. Кемерово.


Три полевых сезона (1971-1973 гг.) в высокогорном Кош-Агачском районе работал Саяно-Алтайский палеоэтнографический отряд ЛГУ под руководством Д.Г. Савинова. Наряду с различными памятниками здесь открыто и скопировано восемь новых местонахождений петроглифов, относящихся преимущественно к раннескифскому и тюркскому времени (Савинов, 1971, с. 286). Описание четырех пунктов (Кокорю, Большой Камень, Сас, Талдуаир) из восьми приводится в небольшой сводке местонахождений петроглифов Алтая, составленной Я.А. Шером (1980, с. 122-126, рис. 47-54), к которой мы и отсылаем читателя.


Разведочные работы археологов АГУ выявили несколько новых пунктов с наскальными рисунками, а также "открыли" ряд известных местонахождений петроглифов. Так в 1979 году древние изображения на скалах обнаружены в районе с. Красноярка (Усть-Коксинский район). В 450 м от села, на вертикальной плоскости скального выхода выбит рисунок козла. В районе с. Тархата (Кош-Агачский район), на правом берегу Кокузек (в трех случаях) на камнях насыпей курганов отмечены рисунки. Петроглифы также обнаружены на двух скальных выходах неподалеку от могильников. Основные сюжеты: олени, козлы и т.д. Авторы датируют изображения концом I тыс. до н.э. (Абдулгансев, Глоба, 1980, с. 184) Петроглифы Тархаты и Кокузека открыты В.Д. Кубаревым еще в 1967 г. (1980, с. 74-76, рис. 3-4).


В 1980 г. Л.С. Марсадолов, работая в составе Горно-Алтайской экспедиции Алтайского университета, осмотрел и скалькировал разновременные петроглифы в 12 пунктах Улаганского района.


В пункте Улаган IV, расположенном в 5 км к северу-востоку от с. Удаган, групповые и одиночные изображения маралов, быка и других животных. Здесь же имеется схематичное изображение двух кругов, соединенных вместе (рисунок колесницы?). Во втором пункте Балыктуюл несколько групп петроглифов выполнены на отдельных камнях в 1 км к северо-востоку от слияния рек Балыктуюл и Большой Улаган. В основном это изображение горного козла. В третьем пункте Пазырык выбит рисунок на скальном выходе, в 1 км к востоку от 5-ого пазырыкского кургана. Это изображение горного козла, выполненного в "скелетной манере". Подпрямоугольное туловище животного разделено линиями, образующими ряд треугольников и квадратов. Все изображения Л.С. Марсадолов датирует I тыс. до н.э. - I тыс. н.э. (1981, с. 196) Обследованные Л.С. Марсадоловым рисунки в урочище Пазырык открыты в 1968 г. и частично опубликованы (Сорокин, Чумакаев, 1971, с. 140-146). Об остальных местонахождениях, обследованных Л.С. Марсадоловым в 1980 г., сведений у авторов нет. Эпизодический характер имели и работы Л.С. Марсадолова по фиксированию наскальных рисунков в 1985,1986 и 1991 гг. В урочище Башадар, на восточном склоне горы и в 3 км к ССВ от с. Кулада им обнаружены изображения двух противопоставленных фигурок оленей или лосей (самца и самки). Ниже их выбиты фигурки козлов. Л.С. Марсадолов датирует первые рисунки эпохой бронзы, -вторые I тыс. до н.э., т.е. ранним железным веком (1987, с. 261). В урочище Кызыл-Тал, в 2 км к северо-востоку от с. Кулада и на правом берегу Каракола обнаружены петроглифы. Они расположены на высоте около 2 км от подножия западного склона горы. Рисунки разновременны: фигуры двух коней относятся к карасукской эпохе; изображения оленей, козлов и других животных более поздние. На другом склоне горы прочерчены изображения змеи, оленей и других животных. В целом эти петроглифы исследователь датирует в широком диапазоне: I тыс. до н.э. -1 тыс н.э. (Марсадолов, 1989, с. 244). Очень краткое упоминание о рисунках в урочище Кара-Бом, расположенном в районе слияния рек Семисарт, Алтайры и Каерлык (в 4 км к ЮЗ от с. Ело) имеется в последней работе Л.С. Марсадолова (1992, с. 118). Он отметил на скалах, окружающих урочище, изображения козлов, оленей и других животных а также округлые лунки - "чашевидные" углубления, антропоморфные личины, солярные и лунарные знаки (Возможно, и петроглифы Кара-Бома, кратко описанные Л.С. Марсадоловым, бк-м открыты еще в 1935 г. Г. Арзамасовым. Первый пункт находится на склоне горы Бош-ту, по левой стороне р. Ело, напротив одноименного села. Изображены: маралы, лошади, козлы и неизвестные животные с тремя хвостами. Второй пункт на скале у перевала Богочи, в 7, км от с. Ело и в 1 км от колхоза "Дань-дюль". Изображены различные животные. Третий пункт находится в 3 км от с. Ело, вблизи урочища Каерлык, в отдельном логу. Здесь на склоне в трех местах выбиты рисунки разнообразных животных (Хороших, 1947, с. 29).


Летом 1981 г. рисунки древнетюркского времени обнаружены экспедипией АГУ у с. Бещозек Шебалинского района и на правом берегу Катуни у с. Малый Еломан (Онгудайский район). Петроглифы зафиксированы также в долине Катуни между селами Иня и Инегень (Мамадаков, 1982, с. 212). Годом раньше наскальные рисунки Бешозека ( 7 местонахождений по рекам Песчаная, Верхняя Кудата и Нижняя Kyдата), а также в урочище Узун-Кобы изучались В.Н. Елиным (Суразаков, 1983, с. 165-166; Елин, Некрасов, 1991, с. 145-148). В следующем полевом сезоне ( 1982 г.) археологи АГУ зафиксировали новые наскальные рисунки в местности Кижиташ на правом берегу р. Чулышман, у с. Язула Улаганского района (Мамадаков, 1983, с. 217). Спустя два года ( 1984 г.) этой же экспедицией обнаружены наскальные рисунки древнетюркской эпохи около с. Усть-Кан (Мамадакож, Тарасенко, 1986, с. 190). Последнее местонахождение обследовано в 1987 г. В.Н. Елиным и В.И. Молоди-ным. В результате появились две небольшие статьи (Един, 1992, в "Усть-Канской писанице" (по В.И. Молодину) в технике граффити выполнена сцена охоты. Композиция динамична: изображения маралов, птиц и людей переданы с большим реализмом, хотя отдельные фигуры не закончены и имеют эскизный характер.


Ряд полевых сезонов на Алтае работала Южно-Сибирская экспедиция кафедры археологии Кемеровского университета, возглавляемая А.И. Мартыновым. Объектами ее исследования были петроглифические памятники долины р.Каракол (Мартынов, 1983, с. 218; 1987, с. 53-54). Особое внимание участников экспедиции было обращено к главному святилищу - отдельной горе у с. Каракол,где сосредоточена основная часть наскальных рисунков (Мартынов, 1985, с. 80-87). 3десь были обработаны несколько сотен изображений и разработана предварительная периодизация. Основная часть рисунков, по мнению А.И. Мартынова, датируется "от рубежа нашей эры, так называемого гуннского времени, до народных рисунков горноалтайцев" (1985, с. 80). Однако, последние открытия в Караколе ( Кубарев, 1988а ) позволяет удревнить нижнюю шкалу каракольских петроглифов. Выделяемый пласт рисунков на скалах по аналогии с изображениями на плитах гробниц Каракола теперь можно датировать эпохой энеолита - бронзы (Кубарев, 1992а, рис. 1,7).


Отдельные отряды Южносибирской экспедиции КГУ проводили исследования в Улаганском районе. В 1981 г., в 0,5 км на север от с. Балыктуюл, на холме Дялбах зафиксированы гравированные рисунки I тыс. н.э. "Это изображения горных козлов, кабана, оленей и маралов, перекрытые рисунками всадника с пикой, пеших лучников и копьеносца" (Васютин, 1982, с. 192) Наверное какая-то часть этих наскальных рисунков была уже обследована С.С. Сорокиным, В.Ф. Чумакаевым (1971) иЛ.С. Марсадоловым (1980), а такжеВ.Н. Елиным в1981г.) нижнем течении Чулышмана (по маршруту: оз. Телецкое до с. Коо и обратно до с. Балыкча) в 1983 г. впервые (?) "обнаружены наскальные рисунки в зоне могильника Коо-2 (Тас-Паш). Они выполнены в технике сплошной выбивки и изображают козлов, солярные знаки. Наибольший интерес вызывает рисунок марала, оседланного человеком с шестом в руках (Илюшин, 1984, с. 204; Илюшин, Бандура,1987,с.75 По такому же маршруту в 1982 г. прошел В.А. Кочеев, отметив на карте небольшие скопления рисунков (Суразаков, 1983, с. 165).


Деятельное участие в поисках и изучении наскальных рисунков Алтая предпринимают археологи г. Горно-Алтайска. В пединституте, под руководством В.Н. Елина и С.М. Киреева постоянно осуществляется сбор данных о новых местонаождениях петроглифов, копируются и изучаются рисунки уже известных памятников.


В.Н. Елин, впервые приняв участие в работе новосибирских экспедиций 1975-1976 гг. на Елангаше и Турочакской писанице, начиная с 1977 г. ведет самостоятельные изыскания. На скалах урочища Кызыл-Джар В.Н. Елиным в 1977, 1980-1982 гг. проводились небольшие по объему работы по фиксированию уже известных петроглифов (Могильников, Елин, 1983, с. 140). В 1978 г. В.Н. Елин изучал рисунки Томыс-Кана на Средней Катуни (1983, с. 109). В период 1980-1981 гг. им же обследованы петроглифы на р. Тоботой и р. Большой Ильгумень в Онгудайском районе. О последнем пункте имеется краткое сообщение В.Н. Елина, содержание которого есть в статье А.С. Суразакова (1983, с. 166). В следующем 1982 г. В.Н. Елин осмотрел наскальные рисунки в 2 км от с. Тюдрала (Усть-Канский район) открытые и описанные А.М. Зайцевым (1906, с. 66). В полевой сезон 1985 г. В.Н. Елин также обработал небольшое скопление петроглифов на правом берегу р. Чуй, на границе Улаганского и Онгудайского районов. С 1987 г. В.Н. Елин ежегодно работает на многих алтайских местонахождениях петроглифов: "Усть-Канская писаница" (1987); Куюс-Карбан, Иня - г. Хрустальная (1988); Бешозек, Барагаш, Теленгит-Сортогой (1989); Озерное, Дялбах (1990); Жалгыс Тобе, Кокорина, Кызыл-Джар (1991). Результатом этих исследовав последних лет посвящено несколько статей и кратких сообщений (Елин 1977; 1983; 1984; 1991; 1992;и т.д.).


В 1987 г. исполнилось 20 лет с начала полевых исследований археологов ИИФФ СО АН СССР на Алтае. Своеобразным итогом этих работ явилась экспозиция "Древнее искусство Алтая", подготовленная! В.Д. Кубаревым и А.И. Ерохиным. Выставка, наполовину состоящая из планшетов с копиями наскальных рисунков Алтая, экспонировалась в| Новосибирске, Бийске и Горно-Алтайске. Сообщение о выставке было опубликовано в местной печати (Кубарев, Елин, 1987).


В 1980 г. В.А. Могильников, много лет работавший вместе с B.H. Елиным, обратил внимание на наскальные рисунки в трех пунктах Онгудайского района. Это рисунки у с. Кара-Коба на левом берегу Урсула и на скалах правого берега Катуни, в 10 км вниз по течению от с. Малый Еломаи (урочище Салджар и Каракорум) (1981, с. 197 ) Приоритетность открытия двух последних пунктов, а также близлежащего района г. Хрустальный (близ с. Иня) оспаривается многими археологами. В их числе; Е.А. Окла нихова, Ю.Т. Мамадаков, О.В. Ларин, В.А. Могильников, В.Н. Елин, Е.П. Маточкиии и др. На роль первооткрывателя этих интересных местонахождений претендует и В.Д. Кубарев который обследовал их в 1974 г. при расширении Чуйского тракта у бома Кор-Кечу и наведении понтонной переправы через р. Катунь. Он же в 1980 и 1988 гг. еще paз возвращался к изучению катунских петроглифов. Результаты этих работ можно найти в полевых отчетах автора. Но думается, и этот исследователь далеко не первый человек, ознакомившийся с наскальными рисунками правобережья Катуни. Через этот район, пользуясь старой лодочной переправой Кор-Кечу, проходили многие экспедиции. Сложную и опасную переправу, за которой сразу появлялись скалы с рисунками, никак не могли миновать П.А. Чихачев, В.В. Радлов, Г.Н. Потанин, Н.М. Ядринцев, А.В. Адрианов и многие другие путешественники и ученые. Они либо не придали петроглифам должного значения, а может быть просто не посчитали необходимым отразить этот эпизод в своих дневниковых записях.).|


За последние годы на Алтае открыты еще два рунических памятника. Один из них, расположенный на Средней Катуни у ручья Карбаи, в 1988 г. почти одновременно эстампировали В.Н. Един и Е.П. Маточкии (Елин, 1990, с. 175, рис. 16; Маточкин, 1990, с. 153). Руническая надпись в две строки (21 знак) переведена и опубликована (Кляшторный, Маточкин, 1991, с. 65-67). Вторая короткая надпись, также из двух строк (около 20 знаков), открыта Е.П. Маточкииым в местности Теке-Туру при прохождении в 1989-1990 гг. разведочного маршрута Коксу-Карагем-Аргут. Ее перевод также осуществлен С.Г. Кляшторным, а публикация готовится к печати.


Таким образом, поиски и систематика древнетюркской эпиграфики Алтая весьма перспективны. Сейчас обрабатывается находка из школьного музея с. Купчигень, представляющая собой узкую костяную пластину с надписью в несколько знаков (найдена учителем В.О. Моносовым). Настоятельно требует нового изучения текст на каменной плитке, обнаруженной В.Д. Кубаревым в 1980 г. в школьном музее с. Кокоря (Кош-Агачский район). Знаки на этой плитке очень похожи на буквы древнегреческого алфавита или даже на знаки малоазийских алфавитов. Прорисовка надписи, данная в статье В.М. Наделяева (1981), оказалась неточной и до сегодняшнего дня не переведена. Ориентиром для будущих исследователей могут послужить пока непроверенные сведения о рунических надписях в различных районах Алтая: надпись в окрестностях с. Кокоря (информатор Л.М. Чевалков); надпись близ с. Инегень (Ю.Т. Мамадаков); надпись у с. Боочи (А.С. Васютин); надписи у с. Бешозек, на р. Песчаной (В.Н. Един, Д.Д. Васильев); надпись у с. Усть-Кан (В.Н. Един, В.И. Молодин); надпись на отдельном камне ниже дер. Сибирячихи (Б.Х. Кадиков); и другие.


Итак, Алтай выдвинулся на одно из первых мест среди регионов древнетюркской эпиграфики, что собственно не вызывает удивления, так как Алтай известен как прародина древних тюркских народов. И блестящие открытия в этой области еще ждут своих исследователей.


Особенно целенаправленными и результативными были исследования Алтайского отряда ИИФФ СО АН СССР по изучению петроглифов Чуйской степи. Заново открытые в 1968 году наскальные рисунки в долинах рек Елангаша (Дьалангаша) и Ак-Кола (правый приток р. Ча-ган-Узуна) на много лет вперед определили исследовательские планы отряда. Масштабы предстоявших работ вряд ли могли тогда представить, стоявшие у истоков этого крупного научного мероприятия академик А.П. Окладников и один из первых руководителей отряда этнограф Е.М. Тощакова. Но уже первые экспедиции 1968-1969 гг. определили, что "поля камней с рисунками" протянулись на 15 км по обоим берегам р. Елангаш (Тощакова, 1970, с. 119). Итогом одиннадцати полевых сезонов (1969-1979 гг.) стало издание пяти сводных монографий, в которые вошло 14 тыс. скопированных рисунков.( Еще 15 тыс. рисунков Елангаша ,хранящиеся в фондах Института этнографии (Санкт-Пепербург) ждут своей публикации (Окладников и др., 1979; 1980; 1981;1982; Окладникова, 19856). И это при том, что петроглифы Елангаша обработаны не полностью, - остались не зафиксированными наскальные рисунки на большей части правого берега реки, а также в нижнем течении. В работах всех экспедиций на Елангаше принимал непосредственное участие и В.Д. Кубарев, кстати, открывший вполне самостоятельное местонахождение рисунков в истоках р. Елангаш (1972). Изучение петроглифов занимало значительное место и в дальнейших полевых работах этого исследователя. Возглавляемый им Восточно-Алтайский отряд ИИФФ СО АН СССР, начиная с 1968 г. ежегодно обследовал многие известные местонахождения и открывал новые. За прошедшие два десятилетия сотрудниками отряда на Алтае открыто более 30 пунктов с наскальными рисунками. Итоги этих работ суммированы в двух сводных статьях, посвященных и другим археологическим памятникам Кош-Агачского района (Кубарев, 1980а, с. 69-91; 19886, с. 107-144). Информация о новых петроглифах также регулярно публиковалась в ежегоднике "Археологические открытия" (Кубарев, 1976, с. 255; 1976, с.211; 19806, с.212-213; 1981, с.188; 1983, с. 205; 19846, с. 209; 1986а, с. 183; 19876, с. 250-251). Все другие данные о петроглифах Алтая, не опубликованные в печати, но зафиксированные в полевых отчетах В.Д. Кубарева, помещены в данной статье.


В составе Восточно-Алтайского отряда также работало несколько разведывательных групп, специально занимавшихся поисками новых петроглифов и "ревизией" известных местонахождений. В.А. Кочеев в 1982 г. прошел маршруты от с. Улагана до Телецкого озера (по левому берегу р. Чулышмана). От с. Кату-Ярык до с. Коо им зафиксированы различные археологические объекты, в том числе небольшие скопления петроглифов ( Суразаков, 1983, с. 165).


Начиная с 1985 года в составе отряда ежегодно работает Е.П. Маточкин. Его самостоятельные разведочные маршруты по Алтаю в основном нацелены на поиски новых наскальных рисунков и обследование уже опубликованных. Первая же его поездка в марте 1985 г. на известную турочакскую писаницу (Окладников, Молодин, 1978, с. 11-21) была весьма успешной. В 7 км от Турочака, вверх по р. Бие, на ее правом берегу Е.П. Маточкиным открыты еще три рисунка, выполненные красной минеральной краской. Это крупные (более 0,5м) изображения быка, лосихи и личины на естественном выступе в форме головы человека. Новые рисунки дают основание для пересмотра даты Турочакской писаницы (Маточкин, 1986, с. 20-23) Рисунки в статье на с. 21 даны в зеркальном виде, т.е. изображения животных на скалах Турочака ориентированы вправо. Поэтому в данной работе эти изображения публикуются второй раз. В.И. Молодин, обследовавший в 1991 г. новое местонахождение, пришел к аналогичному выводу и согласился с отнесением изображений Турочакской писаницы к эпохе бронзы (Молодин, Маточкин, в печати). В полевые сезоны 1985-1989 гг. Е.П. Маточкин работал над петроглифами известного грота Куплю, открытого в 1939 г. В.И. Шемелевым (Хороших, 1947, с. 30) и расположенного на р. Кучурле, близ устья р. Куйлю. На каменных сводах грота им обнаружено около 70 выбитых рисунков, а также пять многофигурных сюжетных композиций (Маточкин, 1988, с. 80-81). Еще одна публикация Е.П. Маточкина о петроглифах Куйлю (19906, с. 35-53) носит скорее искусствоведческий характер, а развернутая интерпретация рисунков вызвала критические замечания некоторых археологов. Положительным моментом в исследованиях Е.П. Маточкина является то, что он своими статьями привлек внимание специалистов. Уже в 1987 г. у грота Куйлю были начаты планомерные раскопки культурных отложений, в которых были выявлены четыре слоя (от энеолита до раннего средневековья). Заново копировались и рисунки (Деревянко, Молодин, 1991, с. 3-7).


В 1986 году Е.П. Маточкиным также открыто небольшое скопление рисунков на Черной Речке, приблизительно в 7 км от Куйлю вниз по р. Кучурле (1990в, с. 158-161). В том же году он обследовал петроглифы руч. Карбан, более основательно изучив памятник в 1988-1990 годах. Особое внимание при этом уделялось петроглифам древнетюркского времени, пропущенных Е.А. Окладниковой (Маточкин, 1990а, с. 150-161). В 1987 г. Е.П. Маточкин открыл рисунки в пещере Татарка, а в следующем 1988 г. обработал и подготовил к публикации петроглифы ручья Чичкеши, правого притока Катуни (Шебалинский район). В полевые сезоны 1989-1990 гг.. Е.П. Маточкиным пройден маршрут Коксу-Карагем-Аргут. Обследовано известное местонахождение в приустьевой части Карагема (пр. приток Аргута), на правом берегу у моста (Кубарев, 1980а, с. 79), а также два новых пункта с петроглифами. Один из них открыт рядом с зимней стоянкой Теке-Туру, на правом берегу р. Аргут, ниже моста (переправа Кеме-Кечу). Рисунки найдены на нескольких крупных плитах, расположенных вдоль скал. Среди них выделяется большое ( 2 м) изображение фантастического существа. Второй комплекс обнаружен на левом берегу р. Аргут, в боковом ущелье Джюрамал. Рисунков немного. Они нанесены на отдельных плитах и фризом вдоль скал, на высоте около 2-х м. В основном это изображения животных. Е.П. Маточкин продолжает также исследования петроглифов на Средней Катуни. Вместе с другими сотрудниками Восточно-Алтайского отряда ИИФФ СО АН СССР в 1988-1989 гг. он также обследовал долину Катуни в зоне затопления предполагаемого строительства Катунской ГЭС (Кубарев, 19906, с. 11), повторив этот же маршрут в 1991 году, включая обследование рисунков Салджара и Бош-Туу.


Начиная с 1970-х годов на Алтай организуются комплексные экспедиции различных вузов страны. Особенно активно вели полевые исследования археологи университетов г. Ленинграда, г. Барнаула, г. Кемерово.


Три полевых сезона (1971-1973 гг.) в высокогорном Кош-Агачском районе работал Саяно-Алтайский палеоэтнографический отряд ЛГУ под руководством Д.Г. Савинова. Наряду с различными памятниками здесь открыто и скопировано восемь новых местонахождений петроглифов, относящихся преимущественно к раннескифскому и тюркскому времени (Савинов, 1971, с. 286). Описание четырех пунктов (Кокорю, Большой Камень, Сас, Талдуаир) из восьми приводится в небольшой сводке местонахождений петроглифов Алтая, составленной Я.А. Шером (1980, с. 122-126, рис. 47-54), к которой мы и отсылаем читателя.


Разведочные работы археологов АГУ выявили несколько новых пунктов с наскальными рисунками, а также "открыли" ряд известных местонахождений петроглифов. Так в 1979 году древние изображения на скалах обнаружены в районе с. Красноярка (Усть-Коксинский район). В 450 м от села, на вертикальной плоскости скального выхода выбит рисунок козла. В районе с. Тархата (Кош-Агачский район), на правом берегу Кокузек (в трех случаях) на камнях насыпей курганов отмечены рисунки. Петроглифы также обнаружены на двух скальных выходах неподалеку от могильников. Основные сюжеты: олени, козлы и т.д. Авторы датируют изображения концом I тыс. до н.э. (Абдулгансев, Глоба, 1980, с. 184) Петроглифы Тархаты и Кокузека открыты В.Д. Кубаревым еще в 1967 г. (1980, с. 74-76, рис. 3-4).


В 1980 г. Л.С. Марсадолов, работая в составе Горно-Алтайской экспедиции Алтайского университета, осмотрел и скалькировал разновременные петроглифы в 12 пунктах Улаганского района.


В пункте Улаган IV, расположенном в 5 км к северу-востоку от с. Удаган, групповые и одиночные изображения маралов, быка и других животных. Здесь же имеется схематичное изображение двух кругов, соединенных вместе (рисунок колесницы?). Во втором пункте Балыктуюл несколько групп петроглифов выполнены на отдельных камнях в 1 км к северо-востоку от слияния рек Балыктуюл и Большой Улаган. В основном это изображение горного козла. В третьем пункте Пазырык выбит рисунок на скальном выходе, в 1 км к востоку от 5-ого пазырыкского кургана. Это изображение горного козла, выполненного в "скелетной манере". Подпрямоугольное туловище животного разделено линиями, образующими ряд треугольников и квадратов. Все изображения Л.С. Марсадолов датирует I тыс. до н.э. - I тыс. н.э. (1981, с. 196) Обследованные Л.С. Марсадоловым рисунки в урочище Пазырык открыты в 1968 г. и частично опубликованы (Сорокин, Чумакаев, 1971, с. 140-146). Об остальных местонахождениях, обследованных Л.С. Марсадоловым в 1980 г., сведений у авторов нет. Эпизодический характер имели и работы Л.С. Марсадолова по фиксированию наскальных рисунков в 1985,1986 и 1991 гг. В урочище Башадар, на восточном склоне горы и в 3 км к ССВ от с. Кулада им обнаружены изображения двух противопоставленных фигурок оленей или лосей (самца и самки). Ниже их выбиты фигурки козлов. Л.С. Марсадолов датирует первые рисунки эпохой бронзы, -вторые I тыс. до н.э., т.е. ранним железным веком (1987, с. 261). В урочище Кызыл-Тал, в 2 км к северо-востоку от с. Кулада и на правом берегу Каракола обнаружены петроглифы. Они расположены на высоте около 2 км от подножия западного склона горы. Рисунки разновременны: фигуры двух коней относятся к карасукской эпохе; изображения оленей, козлов и других животных более поздние. На другом склоне горы прочерчены изображения змеи, оленей и других животных. В целом эти петроглифы исследователь датирует в широком диапазоне: I тыс. до н.э. -1 тыс н.э. (Марсадолов, 1989, с. 244). Очень краткое упоминание о рисунках в урочище Кара-Бом, расположенном в районе слияния рек Семисарт, Алтайры и Каерлык (в 4 км к ЮЗ от с. Ело) имеется в последней работе Л.С. Марсадолова (1992, с. 118). Он отметил на скалах, окружающих урочище, изображения козлов, оленей и других животных а также округлые лунки - "чашевидные" углубления, антропоморфные личины, солярные и лунарные знаки (Возможно, и петроглифы Кара-Бома, кратко описанные Л.С. Марсадоловым, бк-м открыты еще в 1935 г. Г. Арзамасовым. Первый пункт находится на склоне горы Бош-ту, по левой стороне р. Ело, напротив одноименного села. Изображены: маралы, лошади, козлы и неизвестные животные с тремя хвостами. Второй пункт на скале у перевала Богочи, в 7, км от с. Ело и в 1 км от колхоза "Дань-дюль". Изображены различные животные. Третий пункт находится в 3 км от с. Ело, вблизи урочища Каерлык, в отдельном логу. Здесь на склоне в трех местах выбиты рисунки разнообразных животных (Хороших, 1947, с. 29).


Летом 1981 г. рисунки древнетюркского времени обнаружены экспедипией АГУ у с. Бещозек Шебалинского района и на правом берегу Катуни у с. Малый Еломан (Онгудайский район). Петроглифы зафиксированы также в долине Катуни между селами Иня и Инегень (Мамадаков, 1982, с. 212). Годом раньше наскальные рисунки Бешозека ( 7 местонахождений по рекам Песчаная, Верхняя Кудата и Нижняя Kyдата), а также в урочище Узун-Кобы изучались В.Н. Елиным (Суразаков, 1983, с. 165-166; Елин, Некрасов, 1991, с. 145-148). В следующем полевом сезоне ( 1982 г.) археологи АГУ зафиксировали новые наскальные рисунки в местности Кижиташ на правом берегу р. Чулышман, у с. Язула Улаганского района (Мамадаков, 1983, с. 217). Спустя два года ( 1984 г.) этой же экспедицией обнаружены наскальные рисунки древнетюркской эпохи около с. Усть-Кан (Мамадакож, Тарасенко, 1986, с. 190). Последнее местонахождение обследовано в 1987 г. В.Н. Елиным и В.И. Молоди-ным. В результате появились две небольшие статьи (Един, 1992, в "Усть-Канской писанице" (по В.И. Молодину) в технике граффити выполнена сцена охоты. Композиция динамична: изображения маралов, птиц и людей переданы с большим реализмом, хотя отдельные фигуры не закончены и имеют эскизный характер.


Ряд полевых сезонов на Алтае работала Южно-Сибирская экспедиция кафедры археологии Кемеровского университета, возглавляемая А.И. Мартыновым. Объектами ее исследования были петроглифические памятники долины р.Каракол (Мартынов, 1983, с. 218; 1987, с. 53-54). Особое внимание участников экспедиции было обращено к главному святилищу - отдельной горе у с. Каракол,где сосредоточена основная часть наскальных рисунков (Мартынов, 1985, с. 80-87). 3десь были обработаны несколько сотен изображений и разработана предварительная периодизация. Основная часть рисунков, по мнению А.И. Мартынова, датируется "от рубежа нашей эры, так называемого гуннского времени, до народных рисунков горноалтайцев" (1985, с. 80). Однако, последние открытия в Караколе ( Кубарев, 1988а ) позволяет удревнить нижнюю шкалу каракольских петроглифов. Выделяемый пласт рисунков на скалах по аналогии с изображениями на плитах гробниц Каракола теперь можно датировать эпохой энеолита - бронзы (Кубарев, 1992а, рис. 1,7).


Отдельные отряды Южносибирской экспедиции КГУ проводили исследования в Улаганском районе. В 1981 г., в 0,5 км на север от с. Балыктуюл, на холме Дялбах зафиксированы гравированные рисунки I тыс. н.э. "Это изображения горных козлов, кабана, оленей и маралов, перекрытые рисунками всадника с пикой, пеших лучников и копьеносца" (Васютин, 1982, с. 192) Наверное какая-то часть этих наскальных рисунков была уже обследована С.С. Сорокиным, В.Ф. Чумакаевым (1971) иЛ.С. Марсадоловым (1980), а такжеВ.Н. Елиным в1981г.) нижнем течении Чулышмана (по маршруту: оз. Телецкое до с. Коо и обратно до с. Балыкча) в 1983 г. впервые (?) "обнаружены наскальные рисунки в зоне могильника Коо-2 (Тас-Паш). Они выполнены в технике сплошной выбивки и изображают козлов, солярные знаки. Наибольший интерес вызывает рисунок марала, оседланного человеком с шестом в руках (Илюшин, 1984, с. 204; Илюшин, Бандура,1987,с.75 По такому же маршруту в 1982 г. прошел В.А. Кочеев, отметив на карте небольшие скопления рисунков (Суразаков, 1983, с. 165).


Деятельное участие в поисках и изучении наскальных рисунков Алтая предпринимают археологи г. Горно-Алтайска. В пединституте, под руководством В.Н. Елина и С.М. Киреева постоянно осуществляется сбор данных о новых местонаождениях петроглифов, копируются и изучаются рисунки уже известных памятников.


В.Н. Елин, впервые приняв участие в работе новосибирских экспедиций 1975-1976 гг. на Елангаше и Турочакской писанице, начиная с 1977 г. ведет самостоятельные изыскания. На скалах урочища Кызыл-Джар В.Н. Елиным в 1977, 1980-1982 гг. проводились небольшие по объему работы по фиксированию уже известных петроглифов (Могильников, Елин, 1983, с. 140). В 1978 г. В.Н. Елин изучал рисунки Томыс-Кана на Средней Катуни (1983, с. 109). В период 1980-1981 гг. им же обследованы петроглифы на р. Тоботой и р. Большой Ильгумень в Онгудайском районе. О последнем пункте имеется краткое сообщение В.Н. Елина, содержание которого есть в статье А.С. Суразакова (1983, с. 166). В следующем 1982 г. В.Н. Елин осмотрел наскальные рисунки в 2 км от с. Тюдрала (Усть-Канский район) открытые и описанные А.М. Зайцевым (1906, с. 66). В полевой сезон 1985 г. В.Н. Елин также обработал небольшое скопление петроглифов на правом берегу р. Чуй, на границе Улаганского и Онгудайского районов. С 1987 г. В.Н. Елин ежегодно работает на многих алтайских местонахождениях петроглифов: "Усть-Канская писаница" (1987); Куюс-Карбан, Иня - г. Хрустальная (1988); Бешозек, Барагаш, Теленгит-Сортогой (1989); Озерное, Дялбах (1990); Жалгыс Тобе, Кокорина, Кызыл-Джар (1991). Результатом этих исследовав последних лет посвящено несколько статей и кратких сообщений (Елин 1977; 1983; 1984; 1991; 1992;и т.д.).


В 1987 г. исполнилось 20 лет с начала полевых исследований археологов ИИФФ СО АН СССР на Алтае. Своеобразным итогом этих работ явилась экспозиция "Древнее искусство Алтая", подготовленная! В.Д. Кубаревым и А.И. Ерохиным. Выставка, наполовину состоящая из планшетов с копиями наскальных рисунков Алтая, экспонировалась в| Новосибирске, Бийске и Горно-Алтайске. Сообщение о выставке было опубликовано в местной печати (Кубарев, Елин, 1987).


В 1980 г. В.А. Могильников, много лет работавший вместе с B.H. Елиным, обратил внимание на наскальные рисунки в трех пунктах Онгудайского района. Это рисунки у с. Кара-Коба на левом берегу Урсула и на скалах правого берега Катуни, в 10 км вниз по течению от с. Малый Еломаи (урочище Салджар и Каракорум) (1981, с. 197 ) Приоритетность открытия двух последних пунктов, а также близлежащего района г. Хрустальный (близ с. Иня) оспаривается многими археологами. В их числе; Е.А. Окла нихова, Ю.Т. Мамадаков, О.В. Ларин, В.А. Могильников, В.Н. Елин, Е.П. Маточкиии и др. На роль первооткрывателя этих интересных местонахождений претендует и В.Д. Кубарев который обследовал их в 1974 г. при расширении Чуйского тракта у бома Кор-Кечу и наведении понтонной переправы через р. Катунь. Он же в 1980 и 1988 гг. еще paз возвращался к изучению катунских петроглифов. Результаты этих работ можно найти в полевых отчетах автора. Но думается, и этот исследователь далеко не первый человек, ознакомившийся с наскальными рисунками правобережья Катуни. Через этот район, пользуясь старой лодочной переправой Кор-Кечу, проходили многие экспедиции. Сложную и опасную переправу, за которой сразу появлялись скалы с рисунками, никак не могли миновать П.А. Чихачев, В.В. Радлов, Г.Н. Потанин, Н.М. Ядринцев, А.В. Адрианов и многие другие путешественники и ученые. Они либо не придали петроглифам должного значения, а может быть просто не посчитали необходимым отразить этот эпизод в своих дневниковых записях.).

Комментарии: 0 | Просмотров: 7955 | распечатать
 

КОММЕНТАРИИ

Добавление комментария:

Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)

теги форматирования

добавить смайлы
 
«Май 2017»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Имя
Пароль
 
GISMETEO: Погода в городе Горно-Алтайск
Coco signorini каталог мебели фабрики signorini coco Алькасар.

 Перейти вверх страницы 

© Сайт ГорныйАлтай.Ru 2008-2017 г.
© При использовании материалов с ГорныйАлтай.Ru ссылка на источник обязательна!
© Design Wanderer
Размещено в dmoz.org хостинг от .masterhost Rambler's Top100
SQL запросов: 18
Генерация страницы: 0.14 сек