Горный Алтай - ГорныйАлтай.Ru
Горный Алтай: Заброска и доставка туристов
Джип-Туры по Горному Алтаю
"Гора – зверюшка" или 2003г., август, ~VI к.с., Алтай
Категория: Горный Алтай: Альпинизм | Автор: Wanderer | 9 июня 2007

Обновлено: 9.06.2007 - 11:12

Маршрут: Пос. Тюнгур – дер. Кучерла – пер. Кузуяк(н/к, 1513) – оз. Аккемское – лед. Аккемский - пер. Делоне(2Б, 3400) – пер. Большое Берельское седло (3А-3А*, 3520) – лед. Большой Берельский – р. Белая Берель – пер. Динамо(1А, 2860) – р. Катунь – лед. Лев. Геблера – пер. ТКТ(3А, 4115) – траверс Юж. (Раздельного) гребня по вост. склону до в. Белуха Вост.(3Б альп., 4506) – пер. Белухинский через в. Белуха Вост.(2Б-3А, 4506) – верх. плато Менсу – пер. Делоне(2Б, 3400) – лед. Аккемский – оз. Аккемское –пер. Кузуяк(н/к, 1513) – пос. Тюнгур

Продолжительность активной части 23 дня, ~180 км

Автор: Автор: Кавеев Андрей, г. СПб

Участники:

  1. Кавеев Андрей
  2. Кавеева Лиза
  3. Гагарский Роман

Андрей (летопись от моего лица)

Несколько предварительных слов о подготовке. Начать с того, что этот поход был для нас с Лизой очень важным с точки зрения проверки собственных сил. Нет, не спортивной, а понимания того, как мы можем надежно ходить, в каком стиле и на каком уровне. Поэтому и готовились к нему весьма серьезно, практически целый год. Пройдя летом 2002 года тройку по технике в Хибинах, я четко понял, что следующим (то есть этим) летом иду на Алтай, если ничего серьезного не помешает.

Выбор района был очевиден – в 2001 году мы были в 4-ке на Северо-Чуйскиих, поэтому сейчас почему бы не сходить на Катунскую подкову. Кроме того, несколько лет назад, когда я, можно сказать, и не занимался туризмом, я почему-то подумал, что когда-нибудь побываю на Белухе. Тогда мне это казалось чем-то типа Эвереста. Почему бы сейчас не попробовать?

Далее был выбор маршрута. Я вообще противник всяких там категорий (к. с.) и спорта, но считаю, что шкала буковок 1А-3Б тем не менее удобна для более-менее объективной оценки (то есть оценки другими людьми со стороны) того, как ты ходишь. Перед этим походом я решил, что если создать условия, то есть подобрать хороший состав группы, почитать внимательно описания участков маршрута и подгадать под погоду (что на Алтае весьма актуально), можно попробовать походить что-нибудь вроде 3А. Выбранный приблизительный маршрут казался логичным и заманчивым: акклиматизация пер. Делоне – пер. ББС, со спуском практически до зеленки как естественная часть маршрута; переход в долину Катуни, позволяющий увидеть Белуху с юга; затем подъем по леднику Геблера и вторая, более продолжительная высотная часть, возможно, с заходом на вершину. А в общем было настроение погулять и поработать технически, а потом, по окончании, посмотреть, что же такое получилось. Забегая вперед, скажу, что получилось весьма неплохо, местами даже лучше, чем я думал. Спасибо участникам (Лизе и Роме), погоде и подготовке.

31 июля

Снова в Барнауле. На этот раз прямиком из Питера, с помощью “Пулковских авиалиний”. Заплатили за перегруз – у нас с собой порядка ста килограмм. Прилетели рано утром, оттуда автобусом добрались до Горно-Алтайска. Как всегда всю дорогу к нам приставали таксисты, предлагаю довезти за сумму в десять раз больше. Потом – Горно-Алтайск. На этот раз цивилизация шагнула дальше, чем в 2001 году – появилась мобильная связь, можно по мобильнику позвонить домой. На автовокзале в Горно-Алтайске – тот же дядька, что и два года назад, предложил нам водилу до Тюнгура за 2300р. Переплатили, но спорить лень, хочется скорее туда. Вообще на счет добросок смотрите комментарии в конце. Шофер (его звали Женя) ругался матом на коров, переходящих дорогу, и был, казалось, молчаливым. Но, когда высадил в Усть-Коксе попутчицу, местную тетку, которая ему не нравилась, разговорился, как и все шоферы. Ругал водил с “Газелями” за их корысть и стремление к наживе (как будто сам не стремился), хвалил себя и своих друзей – местных на легковушках. У самого – раздолбанная “Нива”. Нас довезли практически до базы “Высотник”. Выехали в 16.00, у Тюнгурского моста были около 10 вечера, в темноте под табличкой о том, что палатки ставить запрещено, поставили палатку. Ну да нам не привыкать. Проезжали перевал Кукуя, “Нива” перегрелась, шофер подливал в радиатор чай из бутылки, который пил сам. В Усть-Коксе купили 7.5 литров бензина А80.

Дорога до Тюнгура – асфальт переходящий в неожиданных местах в грунтовку, последней, пожалуй больше.

1 августа

Первый из череды тяжелых дней. В поход я поехал, веся на 5 кг меньше своей нормы (отравился) и в день отлета набегавшись по врачам. Поэтому со стартовым весом 43 кг было тяжко, особенно через пер. Кузуяк (н/к, набор высоты примерно 700м). При переходе через Кузуяк темп иногда был 15 мин. хода+5 мин отдыха.

Проснулись в 8, вышли около 11. Погода хорошая. Идем мимо базы “Высотник”, проходим поселок Кучерла (по дороге от “Высотника” до него около 4 км) по мосту слева по ходу движения, то есть ниже по течению Кучерлы. Дальше набитая-натоптанная людьми, лошадьми и машинами тропа на перевал Кузуяк (н/к). На большей части подъема на Кузуяк и на самом перевале воды нет. Лучше было взять ее с собой побольше. Перекус целесообразно устраивать до перевала. По тропе поднимаемся на перевал. Едим ягоды: красная смородина, малина. Навстречу попадаются туристы, алтайцы с лошадьми. Спустившись с перевала, встретили компанию из трех женщин лет 50-60. Они идут в долину Ярлу (это на уровне озера Аккемского) к целителям и шаманам. Дошли до моста через р. Аккем, не доходя примерно 30 мин до “трех берез”. Там где тропа подходит к Аккему – поле и летник.

2 августа

Набор высоты по Аккемской тропе по левому орографически берегу р Аккем. Примерно в 16.00 мне конкретно поплохело, по ощущениям, поднялась температура. Вспомнился совет вчерашних женщин пойти полечиться к целителям. За полдня мы успели пройти до двух близко расположенных притоков, шли с 10-и. Встали на втором ручье из пары, указанной на двухкилометровке. Карта дает очень слабое представление о расстоянии, так как тропа сильно петляет, причем не только влево-вправо, но и вверх-вниз. Ритм движения 30+10 мин. Погода хорошая, тропа сухая.

Тропа, по которой мы шли, идет выше Аккема, так что воду надо набирать из притоков. Это тем более, что вода в Аккеме белая от глинистой примеси, а в притоках чистая.

Чтобы найти место для палатки, пришлось залезть достаточно высоко надо тропой, так что нас не было видно. Когда Лиза мыла котлы, по тропе прошел молодой человек туристического вида, но почему-то с открытым ножом в левой руке и спросил у нее, есть ли здесь место для стоянки. Странные люди попадаются на этой тропе.

3 августа

Меня разгрузили примерно до 37 кг и решили сократить переходы с 30+10 до 20+10 мин. Теперь Лизин рюкзак около 20 кг, Ромин около 43 кг. Помогло. Пошел лучше и до конца похода уже на проблемничал. Одновременно пролечиваюсь антибиотиком “Цифран”, несмотря на пугающие потенциальные побочные эффекты. По дороге – полно зверей, белки, бурундучки выбегают поглазеть. Идем вдоль прижимов. Есть тропы поверх морены, есть снизу, вдоль воды. На наш взгляд – снизу лучше, экономим силы. Впервые – вид на кусочек Аккемской стены. Очень красиво. Групп попадается пока мало, видимо, еще начало сезона.

Встретили караван в 18 человек + алтайцы и лошади. На тропе гораздо больше следов лошадиного пребывания, чем, например, на Шавлинской. Прошли мимо водопада Текелю, красиво, но плохо его видно. Памятник природы республиканского значения. Встали несколько подальше, у ручейка.

Погода средняя, то солнце, то дождь. Тропа на глазах раскисает. Постепенно она прижимается к Аккему, кое-где выходит на прибрежную гальку. В нескольких местах на обкатанной мелкой гальке растут деревья. Видимо, давно, когда-то поток был мощнее. Устроили обед с двухчасовым отдыхом. Рекомендую завхозам групп, в которых участники перегружены, так делать. После отдыха люди идут, как новые. Отмечу, что на тропе чисто с точки зрения банок-жестянок. Видимо те, кто делает коммерческие туры, следят за чистотой. Честь им и хвала. Наш мусор практически весь можно сжечь.

4 августа

Аккемское озеро. Не доходя до него – куча палаток, дальше – охранная зона ГМС и ПСС “Аккем”, потом у его конца – снова палатки. Проходим мимо метеостанции, выходим к бочкам (4 огромные бочки, в которых прорезаны окна) спасателей. Зарегистрировавшись у спасателей, оставили у них заброску на 6 дней. У дальнего конца Аккемского озера переходим реку по мостику, сделанному из кусков какой-то кровати не то шкафа, проволоки и досок. Мостик хлипкий, но все же это прогресс. Раньше здесь был просто трос, и люди переходили вброд по пояс. Вот оно, облагораживающее влияние коммерческого туризма.

Далее по морене идем вверх, кое-где видна тропа. Приблизительно в 7 часов доходим до “верхнего озера”. Его нет, но видно, что глина лежит внизу ровным слоем, река разбивается на несколько рукавов, озеро здесь было. На этом уровне – последние удобные стоянки, они чуть выше озера на тропе. Здесь мы и встали. Пьем воду из Аккема и вкусно, особенно с конфетой. Сегодня – здравствуйте первые пищухи! Причем вроде бы здесь их больше подвидов, чем на Шавлинском озере – есть и более крупные, совсем в лесу, есть обычные, коричневые с белыми кантами на ушках, и есть еще сероватые.

Пищухи – здороваются. Вид на Аккемскую стену и в. Белуха затянут. Спросили у спасателей как погода, говорят переменная, оно и видно. Тучи гуляют, цепляются за вершины. После заброски почувствовали себя людьми, а не караваном верблюдов.

5 августа

Идем к Томским стоянкам. Вроде бы то, по чему мы идем, называется “тропа дураков”. Путь проходит по правому орографически берегу реки, потом по правобережной морене Аккемского ледника. Морена, по которой туриками отмечены как бы тропы, причем во множестве. Мы сразу же рванули повыше, возможно, не особо верно, пролезли кусок по крупной живой неуютной сыпухе. Дальше опять турики. Вообще с туриками все равно где идти, если уж по морене. Лучше было бы как можно раньше выйти на ледник Аккемский. На обратном пути мы шли по нему фактически до самых сбросов, минуя сыпуху, что оказалось много быстрее и легче.


Перевал Аккемская стена, 4А альп

Ближе к вечеру подошли к ледопадному куску. Полностью по морене его миновать не удалось, метров 20-30 прошли в кошках и касках по снежному мостику и ледовому склончику. Вообще-то моренная тропа это дело обходит.

Далее ледник поворачивает влево, снова вышли на него (уже в ботинках) и шли до Томских стоянок. Это – куча палаток и алюминиевый домик ПСО. Шли с 10 до 17. Погода переменчивая, к вечеру – ясно. Здравствуй, Белуха! И твоя знаменитая “бутылка”. На Томских – народ, тренируется лазать по леднику Арбуз. Мемориальные таблички на стоянках и деревянный крест на морене напротив “бутылки”.

Лирическое отступление (история горы-зверюшки)

У каждой горы есть своя душа. Многие в это верят. У большинства гор – душа женщины, у гор Кавказа, Тянь-Шаня, Памира. И даже у Крымских гор. Иметь женскую душу – быть женщиной, любить одних мужчин, а других ненавидеть. И эту душу можно завоевать, склонить к тому, чтобы она потянулась за мужчиной, даже потеряв гордость. Но есть одна гора, которую не завоевать, не склонить к себе, а можно лишь попытаться приласкать. И надо быть очень аккуратным, чтобы не спугнуть, а спугнув – лучше уйти. Это гора с душой зверюшки, и поэтому звери, живущие в ее предгорьях, чувствуют себя в безопасности. В ее моренах живут пищухи, даже там, где кажется, что совсем нет травы. И этих зверей нельзя обижать, поскольку зверюшка тогда рассердится и обидевшему придется плохо. И гору эту невозможно покорить как женщину, а можно только подладиться к ее играм, переждать ее веселость, и прокрасться мимо, пока она спит. У этой зверюшки есть два ушка – Восточное и Западное, чутко слушающие, что происходит вокруг. И чувствующий эту гору и течение жизни, бьющей ключом вокруг нее, кто бы он ни был, опытный человек или совсем неопытный, сможет пройти по всем 2Б-3Б ее шерстки, а не чувствующий не всегда пройдет и 1А.

Это ты, Белуха!

6 августа

В 5.00 встали. В 6.50 пошли к перевалу Делоне (2Б), выходя на ледник Арбуз по правому по ходу краю. Снизу поволокло туман, как бы подгоняя нас. Шли, наверное, час. На перевале уже кипит жизнь, слева (если смотреть снизу) вдоль скал висят перила до самого верха, по ним лезут коммерческие по-видимому караваны, а также сборная, кажется, МО. Мы решили им не мешать (хотя, наверное, они бы не возражали) и провесить свои. Рядом вешала свои перила связка, как позже выяснилось, альпинистов из Подмосковья.

Всего за этот день на перевал пошло человек 30. Мы начали вешать перила сразу от второго бергшрунда. Получилось пять с половиной веревок по 50 м до верха по склону 45-55 градусов. Берги забиты снегом.

В описаниях рекомендовалось вешать перила подальше от теоретически камнеопасного левого борта, а не так, как здесь. Но в общем, как кажется, большого значения это не имеет, вешать можно от любого места, где берг лучше засыпан.

На седловине оказались в 12. Седловина – довольно узкая с одной трещиной, перекрытой мостом. Наверху народ обменивается мнениями, спасатель МЧС рассказывает, как 4 дня пережидал непогоду на перевале ББС (Большое Берельское Седло), там, куда нам надо идти. Руководитель повстречавшейся нам группы из Томска рассказал, как его врачи не пускали на Эльбрус с давлением 150, а со 145 уже пустили.

Погода переменная. Угостили свежим яблочком, правда очень маленьким – примерно 2 см в диаметре. Мы угощаем в ответ косхалвой (ее тоже немного). Красивый вид на перевал Высоцкого (фото справа). Спуск на ледник Менсу – одна веревка, метров 15, внизу полностью засыпанная трещина. Идем на спуск, всем кинули одну веревку на дюльфер. Последним слез спасатель в три такта.

По леднику Менсу в обход огромных трещин или по мостам проходит хорошо видная тропа. Идем по “Сковороде” в связке – тройке. От Делоне до Белухи (то есть взлета перевала Белухинский или Катын-Баш) протоптана тропа по снежно-фирновому полю ледника верхнего Менсу. “Сковорода” - начальный кусок этого ледника до подъема на перевал ББС. Сначала шли в кошках, потом сняли, так как они мигом забиваются липким снегом. Берги, перекрытые мостами, расположены примерно через 1 км ходьбы от перевального взлета Делоне, затем опять фирновое поле, затем – подъем. На подъеме видимость испортилась. Наши попутчики пошли дальше, на стоянки, расположенные немножко выше перевала ББС, а мы, отстав от них, остановились, поскольку боялись пропустить в тумане нужную нам седловину, подход к которой к тому же был пересечен несколькими разрывами. Дымка временно рассеивается, и мы видим седловину ББС. Глубокий и широкий берг под седловиной перейти не удается, поэтому мы поднимаемся по тропе несколько выше справа от седловины. Насколько позволяла видимость, мы решили, что поблизости нет карнизов, представляющих лавинную опасность, и поставили палатку со снежной стенкой. Снег мокрый, и стена получилась хорошо. Остановились в 16. Пошел мелкий снег. Туман постепенно превратился в белую мглу. В этот день мы в первый раз как следует обгорели. Накануне мы в ясную погоду намазались противосолнечным кремом и одели очки, и уже не снимали их в течение дней 10-и.

7 августа

Сегодня опять плохая видимость, а накануне прошел свежий снег (примерно 10 см). Тем не менее, решили попробовать пройти перевал ББС (Большое Берельское Седло, 3А, 3520) на спуск в Казахстан. В хребте на самом деле три расположенные рядом седловины, называемые Берельскими седлами (см. фото слева), перевал ББС – самая низкая левая. Подъем на эту седловину со стороны ледника Менсу – примерно 1Б был пройден вчера в тумане. Видимость несколько улучшилась, и мы видим, что находимся метров на 50 выше нужной нам седловины. Прошли траверсом с одновременной страховкой выше берга под перевальным взлетом. Далее кинули две веревки 50м с попеременной страховкой на седловину. Прощупываем путь лыжной палкой и страхуемся через ледоруб.

На седловине – наддувы из свежего снега на сторону нашего подъема. Есть мульда, где можно поставить палатку. Тур искать не стали – бесполезно и опасно. Все засыпано снегом. Решили попробовать спуститься, если позволит состояние склона.

Начало спуска – довольно сложный скальный кулуар, крутизной градусов 60, камни торчат из слоя свежевыпавшего снега. Вертикальная плита метров 6-7. Провесили три коротких веревки (по 20-30 метров) до входа в кулуар по наддувам и по самому кулуару. Заметили старый шлямбурный крюк, но воспользоваться им не рискнули, делали петли из расходной восьмерки.

Далее кулуар плавно расширяется и переходит в снежный склон (фото слева) крутизной 35-45 градусов (местами до 50).

Провесили 14 веревок по 50м. Видно, что со склона недавно сошли лавины, так что снегом он не перегружен. По склону проходят канавы – следы регулярного схода лавин, их глубина порядка 0.5-2 метра. Стараясь в эти канавы не лезть, делали точки страховки либо на бурах, либо на ледорубах, использовали как бур-сбрасыватель, так и катапульту.

Придерживаемся правого (по ходу) края кулуара, так как центр и левый край больше изрезаны лавинными желобами. Последнюю веревку провешивали в желобе, так как внизу берг засыпан снегом по конусу выноса, по правому краю. Одна точка сброса была очень ненадежной – глубокий слой фирна, до льда не докопаться, но ледоруб держит плохо. Кое-где по краям комья – следы сошедших с карнизов лавин на наш склон.

В целом спуск оставил о себе двоякое впечатление – если бы свежего снега было больше, склон бы представлял явную лавинную опасность, мы шли, как считаем, на пределе разумного риска – местами были участки, где вниз под нами съезжал перекристаллизовавшийся снег. Прочитанные нами отчеты групп, проходивших этот перевал ранее, не соответствует снежной обстановке этого года. Вообще, как сказали спасатели, 2003 год на Катунской подкове – малоснежный, закрытые ледники открываются и проходятся сложнее (в чем мы позднее убедились сами). Хотя вначале августа снег еще не растаял до той степени, до которой он растаял к моменту окончания нашего похода.

На предпоследней (13) веревке произошла авария. На спуске кошки одел только я, поскольку наверху было много снега, а я шел последним. В результате Лиза поскользнулась на ледовом кусочке и повисла на только что организованной ею нижней точке страховки. Я, придя к ней по перилам на помощь, принял у нее рюкзак, снял свой и пристраховал его, и тут у меня сломалась пятка кошки (ВЦСПС с горизонтальными зубьями, “ласточкин хвост”) – отлетели заклепки. В результате я тоже вишу с рюкзаком Лизы в руках на той же самой точке страховки. С помощью подвернувшихся под руку стремян вывесили Лизин рюкзак, достали Лизины кошки и, ввинтив еще один бур, переправили ее на более пологий кусок обуваться. Зовем Рому. Он спустился, к счастью, уже одев кошки. Последнюю веревку, через бергшрунд, полузасыпанный снегом, Рома шел последним, местами преодолевая вертикальные участки. Далее, связавшись, прошли метров 200 вниз по лавинному конусу на небольшое плато над ледопадом, где и встали на ночевку в 19.30. Спуск с седловины из-за плохой видимости начат в 10.00.

8 августа

Видимость все так же неудовлетворительная. Снег, туман, однако ниже видимость лучше. Починил кошку, примотав пятку цинковой проволокой. После этого она продержалась без проблем до конца похода. Сегодня планировалось, пройдя ледопад, спускаться до истоков Белой Берели по Большому Берельскому леднику. По прочитанным описаниям ледопад легко обходился-проходился по орографически правому борту. В этом же году все потаяло и оказалось сложнее. Прошли наклонный закрытый ледник с одновременной страховкой, прощупывая мосты лыжной палкой. Далее взяли вправо. Сразу увидели, что ледопад сильно разорван и перепахан. Пожалуй, метров 50 прошли в связке там, где пора было вешать перила. Тем не менее, связка помогла – Рома в одну из ледопадных ямин, залитых водой, провалился по грудь, не почувствовав дна. Вылезли, пошли дальше. Сначала попытались выйти на скалы правее ледопада, но после того, как я, идя первым, увидел, насколько они разрушены и насколько бездонен рандклюфт, приняли психологически неуютное решение – вернуться на лед и начать распутывать ледопад в лоб. Перейдя по снежному мосту с двумя инструментами (голливудский кадр) я стал кидать перила. После прохождения по ним ребят, приходилось возвращаться снимать перила без рюкзака, поэтому уходило много времени. Последнему идти вниз с рюкзаком по такому рельефу не особо надежно.

Всего было кинуто 8 горизонтальных, вертикальных и косых веревок. Последний участок ледопада предоставлял выбор – либо пара веревок вниз по льду, либо, развязавшись и сняв кошки, по косой трещине, забитой камнями, до самого низа пешочком. Выбрали второй вариант, как более быстрый. Пока шли – оценили прелесть этого мусоросборника – светило солнышко, сверху, вдоль отвесной ледовой стены, сыпались мелкие камешки. Успешно миновали, не дождавшись чего-нибудь более увесистого сверху, и вышли на пологую часть ледника.

Снизу уже оценили пройденный путь. Там, где согласно прежним отчетам ледопад обходился, теперь зиял огромный разрыв между льдом и крутыми скальными сбросами. Если бы мы решились провешивать еще веревки вниз, а не идти по трещине, нас бы ждало несколько неприятных разрывов, не забитых ничем. В целом наш путь спуска по ледопаду, учитывая направление сверху вниз и “чтение с листа”, оценили как правильный.

Далее – пешком по Берельскому леднику до Белой Берели.

 

Очень красивый горный цирк, кроме нашего ледопада в него совсем рядом стекают веером еще 4 или 5. На леднике обходим грибы – обтаявшие камни, лежащие на ледяных ножках. Прыгаем через открытые трещины.

Наконец по морене вышли к истоку Белой Берели у слияния большого и малого Берельских ледников. Мутный поток вытекает из огромного тоннеля в стене ледникового сброса.

Попытались определить перевалы по правому борту ледника (Катунский, Семи и т. д (фото слева)).

Прохождение ледопада заняло 6 часов. Нижнего ледника – 4 часа.

 

9 августа

Плановая дневка. Хорошая погода. Сушим вещи, прогулялись к тоннелю в леднике, из которого вытекает Белая Берель. Но есть и неприятность с далеко идущими последствиями – барахлит горелка. Она мультитопливная, и мы не очень представляем, насколько ей нравится бензин АИ80, который мы купили по дороге в Тюнгур.

Виды красивые, видна Вост. Белуха, и скоро полнолуние, и вечером луна. Белая Берель мутная, с белой глинистой примесью, как и Аккем. После отстаивания на дне котла оседает песок. Ночью в тишине слышно, как иногда в потоке вода ворочает камни.

10 августа

Надо перейти на сторону хребта, отходящего от Белухи, где находится ледник Геблера. Решили спуститься до перевала Динамо (1А). Было описание этого перевала, а также хребтовка с обозначенной на ней тропой вдоль Белой Берели. Вышли около 8. Погода хорошая. Так как идти вдоль реки понизу из-за прижимов нельзя, поднимаемся на морену и движемся по ней. Затем выходим на траву и стараемся срезать по полю, заросшему густой травой. Трава высокая – по плечи, трудно сказать, легче ли по ней идти. Появляется кустарник, тогда мы спускаемся к реке. На орографически правом берегу никакой тропы не оказалось. Продираемся по склону, потом по бурелому вдоль берега реки.

В конце концов часа через 4-5 такого дела под жарким солнцем, а также после того, как Рома ушиб колено и мы увидели, что количество ручьев, стекающих с нужного нам склона, не соответствует хребтовке, мы решили подниматься на верх хребта по ближайшему ручью, далее – либо спускаться со склона в произвольном месте, либо выйти на перевал Динамо поверху. (Согласно отчетам, надо было идти до ручья, втекающего в Белую Берель в районе моста через нее, но моста не попадалось)

Начали подъем. На подъеме увидели, что нужный нам мост через несколько км ниже по течению, но не пожалели, так как еще несколько километров продирания по таежным зарослям карликовой березы и прочего нас вовсе не воодушевляли. Лезем то по траве, то по скользким камням вдоль ручья. В верхней части склон крутой, до 40 градусов, приходится пользоваться клювом ледоруба. Хорошо хоть трава сухая. Одновременно на склоне растет черника, едим ее, вися на ледорубе. Наконец вышли в перевальный цирк перевалов Трудный и Динамо. Убедились, что подниматься в перевальный цирк все равно, по какому из двух ручьев, они практически смыкаются наверху плато, по нашему даже лучше, так как ближе к истоку Белой Берели.

Перевал Динамо находится в Юго-Западной его части, седловина не видна полностью. Перевальный цирк большой с болотцем посередине, густо заселенный различными зверюшками, пищухами и какими-то побольше, размером с зайца, но скорее похожими на большую пищуху. Есть еще длинные, темные зверьки, и еще кто-то, похожий на сурка, они тоже живут колониями среди камней и роют норы. По всему склону растут цветы: желтые, синие, дикая гвоздика, цветущие мхи. Следы копыт, наверное, горных козлов (предложили соответственно переименовать перевал Динамо). Перевальный взлет ступенчатый, изматывающий. Набор высоты со стороны Белой Берели – около 1 км. Первые ступени – крупная сланцевая осыпь, последняя – мелкая лифтовая сыпуха, по которой приятно спускаться глиссером, но не приятно подниматься. Перевал как бы отодвигался от нас, дразнил.

На седловине – разрушенный тур с клочком бумаги, записки не было, положили свою. Седловина сложена из породы лилового цвета. Спуск глиссером по лифтовой сыпухе, далее старая морена, красивый вид на ледник Черный. Опять густая трава. Пошел дождь и у нас была возможность по ней покататься. Ближе к низу, по левой стороне притока Катуни, спускающегося из-под перевала Динамо, есть тропка вдоль самой воды.

Мы спустились по ней почти до низа и остановились в уютном местечке, как оказалось около пищушьей норы, уже в сумерках. Очень устали. Вот такие здесь 1А.

11 августа

Встали в 7, вышли в 9.40. Проблемы с примусом. Пока мы завтракали, с нами пришел познакомиться пищушонок. Мы готовили около самого входа в его нору. Он сначала выбегал по чуть-чуть, а потом осмелел и подбежал к нашим вещам. Полизал пуховку Ромы, подергал темляк моего ледоруба, при этом попискивая, что, наверное, означало, “эй, родители, здесь интересно”. Шерсть на нем была не вытертая. А из-за камней выглядывала пищуха побольше, с вытертой шерстью и менее пухлыми щечками, наверное, мама. Мы положили у входа в нору изюм – в качестве подарка. Пищух фотографировали.

Сегодня – начало прохождения ледопада левый (орографически) Геблера (фото справа).

Изначально был ряд соображений, как его проходить. Во-первых, некая картинка со стрелочками из интернета, во-вторых, общие рекомендации, данные томским руководителем на пер. Делоне. Ледопад очень мощный, состоит из двух ступеней. Первую планировалось как-то обойти, посмотрев по месту, а вторую, увы, распутывать. На весь ледопад отводилось три дня, если понимали, что не пройти, решено было возвращаться и выходить к Кучерлинскому озеру через какой-то из Капчальских перевалов.

На деле все оказалось проще. Я думаю, из-за того, что дали изюма зверенку. На подъеме к леднику наткнулись на лагерь спасателей из Казахстана, организующих ежегодный альпинистский фестиваль что-то вроде “Альпинизм против наркотиков”. Они провешивали подходы и ледопад до самой вершины Восточная Белуха. Мы выяснили, что вторая ступень уже оперилена, а сейчас они идут перед нами и ставят вешки. Первую ступень они порекомендовали обойти по моренному хребту справа по ходу (что было достаточно очевидно), далее по пологой части пересечь ледник и подойти под вторую ступень слева. Далее – по вешкам и перильным веревкам до самой стоянки “Голубой балкон” (3400-3500м).

Идем по морене. На гребешок лучше выходить не сразу, а сначала пройти между ним и скалами, там есть тропа и турики, хотя тропа также идет и по гребешку. Но он слишком острый, и, если не повезет, то можно с него сорваться (фото 42). В кармане морены, за грядой, есть чистое озеро (в Катуни вода белая). Видели черную пищуху.

Очень красивый и величественный вид на оба ледника Геблера. Собственно красоту гор очень сложно описать словами.

Путь по морене после прохождения гребешка очевиден. Видны вешки спасателей, а также, местами, прошлогодние вешки.

Подъем под вторую ступень ледопада по морене и пологому леднику составил около 4.5 часов.

Подошли под ее начало, поговорили со спасателями,

идем по вешкам и их веревкам – одна вертикальная с промежуточной точкой, затем – еще одна вертикальная, затем горизонтальная под двумя свежерухнувшими сераками и с перепрыгиванием через трещину.Далее – выход налево по ходу в ледовый кулуар между гребнем, разделяющим ветви ледника Геблера, и основным ледопадным массивом.Между неопериленных участков и по кулуару шли с индивидуальной страховкой, не связавшись, тон задали спасатели, идем по следам их кошек, в их стиле.

Кулуар достаточно пологий, в нижней части 15-200, а наверху, у поворота на Голубой балкон, покруче - около 30-350. Голубой балкон – это перегиб ледника на гребешок между левой и правой ветвями Геблера, плоский снежник над гребешком заканчивается со стороны левой (центральной) ветви ледника бордюром из камней. Дальше, за камнями, обрыв метров пятьсот над ледопадом правой ветви ледника. В нашем случае – на камнях умещалось несколько палаток, снежник был растаявший, и стоять на нем было бы неудобно. В другие годы, по словам спасателей, снега больше.

На Голубом балконе были через полтора часа. Погода стала портиться. Шел дождь, стоял туман. Происшествие – у Лизы по дороге слетела кошка. Утверждает, что почувствовала хрупкость своей жизни.

В общем, спасатели сильно сэкономили нам время. Мы шли бы примерно тем же маршрутом, так как планировали выход в ледовый кулуар как можно раньше, а подход под него – достаточно очевиден и более выглажен по сравнению с ледопадом ББС. Тем не менее, вероятно, был бы потрачен весь день, и шли бы мы, скорее всего, в связке с промежуточными бурами.

На Балконе уже стояли палатки казахских спасателей. Приятные, гостеприимные ребята, угостили водкой с колбасой и конфетами. Общаются по рации: “Подушка, я балкон”… Где-то вдали гроза.

12 августа

Поднялись в 6, около 8-и вышли. Погода прояснилась. Вслед за спасателями прошли скальный гребешок, который тянется от Голубого балкона в сторону Белухи, – дюльфер вниз, потом по скалам. Потом одели кошки и прошли довольно запутанный полузакрытый ледник с трещинами и мостами. Жарко. Ближе к седлу Белухи пошел глубокий снег, спасатели тропят. В какой-то момент мы их догнали. Отдохнули, пошли тропить первыми. Затем пути разошлись – они на седло Белухи, мы – направо, на ледопад перевала ТКТ (Томского клуба туристов, 3А).

Ледопад полузакрыт (см. фото слева). Прижимаемся к левому по ходу краю, где разрывов меньше. Тропежка, довольно тяжелая. Я провалился по пояс в неширокую трещину, удержал рюкзак (страховка не успела натянуться). Трещина – неразличимая ни по цвету, ни по форме снега. Ладно, вылез. Обходим серак – вылезаю метров на 5-7 на двух инструментах по куску стенки, сначала – вертикальному. Плохой фирн - рыхлый, инструменты держат плохо. Далее – снова кусок закрытого ледника и мы уперлись в широкую трещину от края до края ледопада. Да-а…Руководитель казахских спасателей сказал несколькими часами ранее: “в этом году снега мало, проходить ледопады стремно”. Погода портится, порывы холодного ветра со снежной сечкой, холодно.

Видно, что спасатели поставили палатку в мульде и любуются на нас, наверное, переживают. Надо бы и нам остановиться, Рома жалуется, что заморозил ноги, и вообще холодно. Ладно, варианты прохождения – странный извилистый мост с набором высоты через берг, либо – мостик пошире и понадежнее, но за ним – стенка, рыхлая, фирново - ледовая с отрицательным куском в человеческий рост вначале. Решили – второй вариант лучше. Встали на мостик и с гимнастической страховкой я на двух инструментах ухожу наверх и делаю на них не особо надежную точку. Поднялась Лиза, я спустился к Роме, подсаживаю его наверх с рюкзаком. Пытаюсь вылезти с рюкзаком самостоятельно, но как бы не так. Зову Рому, он подсаживает меня, потом выбирается сам. Ну и участок…

Далее вешаю горизонтальные перила через три трещины – две забитых и одну перепрыгиваю. Возвращаюсь за рюкзаком. Идем по рыхлому лавинному конусу, еще пара трещин с мостиками и в первой же приличной мульде ночуем. Взлет ТКТ уже близко.

13 августа

Ночью выпал свежий снег, примерно 15-20 см. Узкий мост через очередной берг завален, где лучше проходить – не очень понятно. Выхожу на мост, чувствую – он как-то шевельнулся подо мной, проползаю его на брюхе, как учат в пособиях по альпинизму, за мной Рома и Лиза в таком же стиле. Далее в связке пашем по лавинным конусам в небольшом цирке под взлет перевала. Лучше встать было здесь, если бы позволила погода накануне. Солнечный день, жарко. Чем ближе к взлету, тем снег глубже. Тропить тяжело.

Сначала решили проходить взлет в лоб – к самому низкому месту седловины. Но, пройдя метров 10 в снегу по пояс, я вдруг почувствовал, что что-то не то. Не решаюсь идти дальше, и не только из-за барахтанья в снегу. Хлопаю ледорубом по снегу – звук гулко отдается по большому пласту. Боюсь спустить лавину. Решаем идти под защитой скального гребешка правее, по которому в одном из отчетов поднималась группа из Вильнюса. Гребешок по описаниям камнеопасен, но под ним и снег тоньше, и вообще как-то спокойнее.

Первая веревка – через берг на гребешок с креплением на ледорубе, далее – три веревки до седловины по снегу и фирну. Вторая из них – очень ненадежная. Скальные выходы над взлетом описывались, как очень камнеопасные, но при нас, несмотря на жару и яркое солнце, нигде не свалилось ни единого камня. Но с другой стороны, склоны перегружены снегом.

На седловине – ветер. Тур искать не пытаемся из-за снега. На страховке выходим на карниз в сторону плато Менсу, тропа на перевал Катын-Баш хорошо видна, непосредственно под спуском с ТКТ в ту сторону – никаких следов. Да и у меня нет желания туда спускаться. Свежего снега с той стороны еще больше, уже не по грудь – по самые уши увязнуть можно. Снежная страна.

В принципе, здесь можно было бы и заночевать, вкопав палатку в снег. Но время и силы идти еще были. Решили идти на Белуху Восточную по маршруту 3А, то есть через вершинку в Раздельном гребне. По описаниям гребень проходился часов за 5. К сожалению, у нас не было четких описаний, как именно его проходят, строго по гребню, или траверсируя ее склоны. Решили “читать с листа” - пойти по наиболее простому из видимых участков, далее – посмотреть следующие, выбрать наиболее простой и т. д.

Эта вершинка представляла собой весьма острый скальный гребешок, припорошенный свежим снегом. Сначала прошли в связке с одновременной страховкой около 200 м, затем провесили около восьми веревок по 50 м по ледово-снежному гребню до выхода на скалы гребешка. На эти скалы можно было выйти намного раньше и идти непосредственно по ним, но лично нам снежно-ледовый рельеф нравится больше. Поэтому мы шли по снежной части гребня столь долго, сколь это было возможно. К скальным выходам подошли поздно, пора было устраивать ночевку. Но снежно-ледовый склон было крутизной градусов 50, и на нем было не приткнуться. Я вышел на полверевки по скалам и тоже не нашел нормальной площадки под палатку. Сделал дюльфер обратно, оставив на камне прусик в качестве расходной петли.

Ну, делать нечего, поднялись на скалы метров на 10 и устроили бивак на площадке в половину палатки. Здесь сделали ошибку – надо было, просто пристраховавшись, влезть в спальники и завернуться в палатку, а мы попытались ее все-таки поставить, срубив часть льда на площадочке. Поскольку Рома опять заморозил пальцы ног, его оставили в палатке, в той ее половине, которая не висела над пропастью, а мы с Лизой уселись рядом с ней, завернувшись в спальник, естественно в пуховках. Видимость была отличная, и представилась возможность, несмотря на холод, полюбоваться красивейшей горной панорамой в цветах рассвета, темно-синим космическим небом.

14 августа

Рано-рано утром собрались и двинулись дальше. Очередной раз, в весьма “удобной” позе Рома чистил примус. Эта ночевка обошлась нам в чехол от Роминой пены, который мы, видимо, случайно упустили в обрыв или сдул ветер, по крайней мере, как это произошло, никто не видел. В палатке всего лишь погнули одну из секций. Сами мы и наши рюкзаки, естественно, всю ночь были пристрахованы. Более серьезная потеря – Рома по сумме накопившихся холодовых факторов получил обморожение больших пальцев ног типа 1-2 степени (до пузырей, они появились уже позднее, на следующий день). Не хватило одной пары сухих носок. Тем не менее, аккуратно продолжили движение, и до конца похода особых проблем не было (да и после похода тоже).

“Чтение с листа” привело к траверсу стенки гребешка, уходящей к леднику Менсу. Эта стенка представляет собой разрушенные скальные выходы крутизной 60-90 градусов, между которыми обманчивый снежок.

Я попробовал идти по такому снежку с двумя инструментами, но весьма скоро понял, что это не эффективно, а лучше проходить все свободным лазаньем где в рукавицах, а где и голыми руками, но в кошках. Не снимая рюкзака, прошел несколько таких веревок – вертикальных, горизонтальных и косых (примерно 6-8 штук в общей сложности). Некоторые участки были весьма сложны для лазанья, например, примерно семиметровая скальная плита около 70 градусов, и с зацепками под первые фаланги пальцев. Я сгоряча пролез по ней с рюкзаком и в кошках, потом сверху посмотрел – была возможность обхода, хотя тоже непростая. Тем не менее, прошли. При этом наблюдали караваны людей, поднимавшихся на Белуху по классике (2Б), и слышали их крики: “перила свободны”, “пошел”, “понял” и т. д. Завидовали – они-то сегодня успевали на вершину, погода очень хорошая, а мы – это вопрос. И что будет с погодой дальше, неизвестно. Ну ладно, как получится, зависит уже не от нас, а от горы.

В конце концов, от скального рельефа устали и сделали дюльфер + горизонтальные перила + дюльфер на ближайший к скалам снег. Далее сегодня успели пройти 3.5 горизонтальных веревки по 50м по ледово-фирновому склону - 2 веревки Лиза, 1.5 – Рома. До седловины Катын-Баш или до тропы на эту седловину оставалось совсем немного, когда погода испортилась: нагнало тумана, задул резкий ветер.

Мы остановились в уютной ледовой пещерке под нависающим камнем. Места было ровно на нас, рюкзаки и палатку. Срубили лед и поставили палатку под углом примерно 10 градусов. Не очень удобно, но лучше, чем предыдущая ночевка. Опять пристраховали палатку и рюкзаки. Кинули веревку и из палатки выходили лишь пристраховавшись к ней.

Эта ночевка обошлась нам в металлическую баночку с завинчивающейся крышкой, привезенную из Сингапура и в “фугас” с одной порцией каши, улетевшие вниз. Но поскольку накануне вечером мы не ели горячей пищи, раскладка оказалась в норме.

15 августа

С утра – белая мгла. Временами просветы. Решаю – если погода не улучшится, на Белуху не идем, хотя сейчас и сидим на высоте 4300-4400: слишком опасно и устали. Но постепенно немножко развиднелось, внизу, на подходе – опять караваны, и я почувствовал – проскочим, нас пропускают. Восточное ушко Белухи приглашающе открылось нам. Быстро выходим. Две горизонтальных веревки по 50м прохожу я, натруженные в кошках пальцы ног дают о себе знать. Склон – лед под 15 см слоем растаявшего фирна, кошки держат плохо. Последняя веревка – удлиненная, примерно 55м, вертикально, проходит Рома. На седловине небольшой карниз, прорубленный в трех местах. На наш ледобур разрешаем кинуть веревку ведущему какой-то группы (кажется, тоже из Питера), забывшему на предыдущей точке взять свой. Буры вытаивают.

И, наконец, мы на седловине. Много народу, примерно 30 человек, кто еще на подходах, а кто уже уходит наверх.

Связавшись идем и мы. К нам в связку взяли четвертой девушку Лену, которая пожаловалась, что они с товарищем идут пешую пятерку, а он подняться не смог из-за горняшки. Последний набор по снежному гребешку до вершины довольно тяжелый, учитывая то, что мы тащили наши рюкзаки, по привычке не решившись их бросить. Временами все закрывается туманом. Считаю, что одновременная страховка необходима, поскольку гребень местами узок, есть скальные выходы.

Навстречу спускаются люди. Приветливо здороваются. Вдруг слышим фразу: “Здорово вы прошли 3Б!”. Ладно, уточню у спасателей на Аккемском озере, что мы такое прошли, хотя уже было понятно, что классическая 3А по гребешку должна быть несколько проще, чем то, что прошли мы. Вот и вершина. На ней уже сидят человек пятнадцать. Полюбоваться видами удается с трудом, так как со стороны Менсу облачностью затянуто все, а со стороны Западной Белухи просветы лишь временами. Ну да ничего, видами с высоты нас уже порадовали – даже ночными. Тем не менее, фотографируемся, перекусываем. Общаемся с ребятами. Есть человек из Питера, более того – из клуба ПКТ, в котором я в свое время провел год. Все уходят на спуск. Последние желают нам “спокойной ночи”. Мы на Белухе одни.

Наконец и мы идем на спуск. До седловины спускаемся минут за 20, далее делаем (с карниза) по классике катапульту, затем две веревки на сбрасывателе, и, наконец, еще одну катапульту. Все делаем очень медленно, поскольку накопилась усталость.

В принципе, не очень усталая группа последнюю веревку может не вешать, бергшрунд, в нашем случае засыпанный рыхлым снегом, аккуратно проходится на третьей веревке. Все веревки вешали ближе к правому по ходу спуска краю, так как в других местах бергшрунд открыт.

Примерно на третьей веревке погода испортилась окончательно – видимость еле-еле, пошел снег. Кое-как видны следы спускавшихся людей, внизу собирающиеся в единую тропу, помеченную веточками. В связке идем на спуск по тропе. Проходим несколько мостов через трещины, с одновременной страховкой. Тропа по этим мостам отнюдь не свидетельствует об их надежности, поэтому страховка необходима.

Дальше до стоянок под перевалом ТКТ, где и остановились. После наших висячих ночевок ровные площадки, огороженные снежными стенками, были встречены на ура.

В эту ночь окончательно взбунтовалась наша горелка. Ужин был примерно в четыре утра.

16 августа

Идем на спуск по тропе мимо ББС. Все утро реанимировали примус. Вышли в 14 часов. Видимость великолепная. Белуха награждает нас видами, которых мы были лишены до этого, на подъеме на ББС.

Поскольку много закрытых трещин, которые по тропе переходятся по мостам, идем связавшись и в кошках. Проходим мимо остатков нашей снежной стенки над перевалом ББС. Навстречу идут группы.

 

Проходим “Сковороду” (фото справа). Очень жарко в капроне. Теперь понятно, почему она так называется. В самом центре ее снежного плато стоит группа, которая считает, что сейчас слишком жарко (!), чтобы идти. Странно. Наверное, ждут белой мглы. В 6 вечера, перед подъемом на перевал Делоне со стороны Менсу, решаем остановиться. До 7 часов опять чиним примус, потом готовим еду и спим.

17 августа

Погода хорошая, около 9-и вышли и по ступеням поднялись на седловину перевала Делоне. Там – группа томичей (3 человека), делают кольцо вокруг Белухи по перевалам типа Титова, сейчас хотят зайти по классике на Белуху. На спуск с Делоне спасателями провешены перила до самого берга. Решаем ими воспользоваться.

Спускаемся за 40 минут. Развязываемся, греемся на солнышке, любуемся видом на Корону Алтая. Не торопимся, поскольку техническая часть нашего похода на этом кончается. Проходим мимо Томских стоянок, потом сидим, любуемся на Аккемскую стену. Сейчас все очень заметно обтаяло, на стене обнажились невидимые раньше скальные выходы. Ледник, по которому мы идем, тоже подтаял, кругом кучи вытаявших камней. Вероятно, сейчас, в эти дни, можно было бы попробовать пройти “бутылку” с меньшим риском быть засыпанным лавиной.

Сегодня спускаемся до Аккемского озера. Рома идет медленно – дают себя знать помороженные пальцы.

Встали между верхним и нижним Аккемским озерами, на островке, между рукавами р. Аккем. От тропы нас отделяет узкий ручеек.

18 августа

Дневка. Учитывая накопившуюся усталость и Ромины ноги, решаем плавно идти на спуск, в Тюнгур, хотя до этого подумывали о переходе на Кучерлинское озеро. Прощаемся с горой-зверюшкой, пропустившей нас. Едим ягоды. Над нашим лагерем на склоне растет жимолость и черная смородина. Мимо бегают пищухи, заготавливают траву. Вечером мы (Лиза и я) сходили за заброской к спасателям. Идется медленно даже без рюкзаков, сказывается усталость.

19 августа

Продолжается дневка. Переменная облачность. Аккемсую стену закрыло от нас облаками, там непогода. Вообще, когда на небе есть низкие облака, видно, как их цепляет за хребет и крутит вокруг Белухи. Так что когда хотя бы треть или четверть неба закрыта облаками, на ней уже непогода.

20 августа

Свал. Проходим мимо бочек ПСС, общаемся со спасателями. Говорят, за сезон в среднем по 3 серьезных несчастных (а то и смертельных) случая, очень редко на Белухе-классике, в основном на нестандартных колечках, типа нашего. Последний – в июле этого года на леднике Леонида. Ищут так: спрашивают встречные группы, высылают людей, если заявленный маршрут несложный. Иначе – смотрят с вертолета. Вылет вертолета стоит примерно 150 тысяч рублей. Рассказали случай про спасателей из Казахстана, как те провесили веревки с юга на Катын-Баш, а умеренно умные туристы их сняли. Туристы решили, что произошел несчастный случай, и приволокли веревки нашим спасателям.

Оказывается наш траверс гребешка (фото справа) – это маршрут Якубовского 3Б альп. Вот так мы погуляли. Свал до водопада Текелю.

21 августа

Еще на двухдневке прочувствовали всю голодность нашей раскладки, думали, что в туристском приюте “Аккем” сможем купить продуктов. Как бы ни так, кроме бани и сигарет там ничего не было.

Медленно, дабы беречь усталые ноги, доходим до нашей стоянки у двух ручьев. Собираем кедровые шишки и поспевшие ягоды.

22 августа

Спускаемся до ручейка под перевалом Кузуяк, того, где видели языческих тетушек.

Это последнее место перед перевалом, где есть вода. Ручеек течет слева (если идти вверх) от дороги, выше расположен летник. Над ним есть стоянки, если пройти по ответвляющейся тропке повыше – поляна с местом под несколько палаток. Там мы и встали. Загораем. Погода хорошая. Поздно вечером в летник приехали алтайцы на лошадях. Всю ночь нам казалось, что лошади фыркают прямо над нашей палаткой, хотя на самом деле – в 100 метрах.

23 августа

Переходим через Кузуяк. На седловине даже появился турик. Забираем чью-то записку о горном походе 1 к.с. и гордо кладем свою о 6 к.с. Тут же ее забирают ребята из Коломны (7 человек, медики, ходили: кто до Томских, кто на Титова, кто до Урусвати, кто до Белухи). Решаем вдесятером за 500руб/чел попробовать найти “Газель”. Останавливаемся на т/б “Высотник” за 30руб/чел*сут в своей палатке. Когда платили эту сумму у стойки бара (нужно платить бармену), нас обвинили в “некультурном появлении с рюкзаком в общественных местах”. Это на турбазе-то! Ну ладно, там рядом есть еще местная турбаза с постоем за 20 руб/чел в сутки, в следующий раз остановимся там или вообще сами по себе.

Несколько слов о цивилизации. В Кучерле есть вполне приличный магазинчик, где можно купить что-нибудь к чаю или, если очень хочется, пива. В Тюнгуре, рядом с мостом, магазин вообще замечательный, можно купить все, что нужно для свала или питания в ожидании машины.

По поводу транспорта. “Газель” на десятерых нашлась сразу же. Договорились на 7 утра следующего дня. Однако вечером узнали, что ее услали в Бийск, а другие “Газели” уже по 600 руб/чел, причем не сразу, а надо ждать. При этом вы не застрахованы от того, что вас кинут снова. Учитывая, что вот-вот начнется общий свал, в том числе и иностранцев, которые будут готовы платить много больше, решили с “Газелями” не связываться, а уезжать на местной легковушке, которую попытаемся найти с утра в Тюнгуре.

24 августа

Все оказалось довольно просто. Как только в 7 часов мы убедились, что “Газели” действительно нет, к воротам турбазы подъехал “жигуль” и нам предложили доехать до Усть-Коксы за 80 руб с человека с гарантией отъезда оттуда сегодня же – либо опять на частнике, либо попытаться успеть на сегодняшний Чендекский автобус. Мы с радостью согласились, предварительно договорившись с москвичами о том, что если в Усть-Коксе будет транспорт, мы его направляем к ним.

В Усть-Коксе успели на автобус (примерно 8.10), отправив для москвичей две легковушки. Автобус ехал около 8 с половиной часов, один раз сломавшись по дороге на 40 минут. При этом он, как нам казалось, ехал по более длинному маршруту, чем едут частники, часто останавливался, и был полностью набит местными алтайцами и их мешками. Но нам все вполне нравилось, учитывая то, что мы не торопились и ехать на автобусе было психологически гораздо приятнее, чем на жульнических “Газелях”.

В общем, рекомендации по транспорту: не стесняясь, пользуйтесь на свалах Чендекским автобусом, времени потеряете мало, нервов сэкономите много. А может быть, стоит и на добросках пользоваться им же, а не частниками, смотря насколько вы торопитесь и готовы платить. Автобус обошелся в 987 рублей на троих и три багажа.

Итоги.

Мы все остались очень довольны. То, что у нас успешно получился примерно шестерочный маршрут, я считаю есть результат суммы факторов: хорошего состава группы, в итоге – хорошей погоды (на самом деле пожаловаться не на что, облака за Белуху цепляются всегда), а также того, что мы в общем не загадывали категорийность жестко, а просто попытались интересно (по красоте и по технике) походить и поработать, подладившись к тому, что нам предложит и позволит гора-зверюшка, а потом глянуть со стороны, что же получилось. Считаю, что технически все сделано весьма надежно и в пределах допустимого риска, хотя временами и на его грани. Пожалуй, стоило все-таки включить в раскладку чуть побольше мяса, даже при этом добавляя 2 кг веса, шлось бы в итоге полегче. Роме – брать чуть больше теплых вещей. Доволен снаряжением: палатка “Хоббит-3” вообще хорошо себя зарекомендовала на ночевках всех сортов, “Кайман” в паре с переточенным судоверфевским ледорубом хорошо держал не только на мягком льду, но кое-где даже на натечном. Горелка, после того, как мы поняли, какое должно быть время ее прогрева при розжиге, научились правильно ее чистить и слегка починили клапан, тоже работала без проблем. Вот так.

Спасибо тебе, гора-зверюшка, ты сделала все, что могла для нас, и потрепала слегка, и держала над нами кусочки голубого неба, когда кругом были облачность и дождь.

Комментарии: 0 | Просмотров: 4402 | распечатать
 

КОММЕНТАРИИ

Добавление комментария:

Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)

теги форматирования

добавить смайлы
 
«Июнь 2017»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
Имя
Пароль
 
GISMETEO: Погода в городе Горно-Алтайск

 Перейти вверх страницы 

© Сайт ГорныйАлтай.Ru 2008-2017 г.
© При использовании материалов с ГорныйАлтай.Ru ссылка на источник обязательна!
© Design Wanderer
Размещено в dmoz.org хостинг от .masterhost Rambler's Top100
SQL запросов: 18
Генерация страницы: 0.11 сек